Scary tales

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Scary tales » За крепостными стенами » Как сыграть вам в кошки-мышки, если вы - лиса и лучник


Как сыграть вам в кошки-мышки, если вы - лиса и лучник

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

1. Участники: Robin Hood, Лиса Алиса.
2. Место: придорожный трактир.
3. Время суток, погодные условия: раннее утро, прохладный, морозный день, солнечно.
4. Краткая суть: после ограбления высокопоставленного городского вельможи за голову «зеленого лучника» назначили большую награду. Награда еще больше, если голова прибудет к вельможе вместе с телом и, желательно, говорящей. Теперь Робин Гуд появляется в городских пределах только в исключительных случаях и без собственного лука, а драгоценности сбывает несколько раз в месяц в придорожных трактирах и постоялых дворах, где хозяева не очень щепетильны в вопросах торговли.

И сегодня был как раз один из таких дней.

+1

21

За время, проведенное на дороге, Алиса успела проклясть Робина, Базиля, всех мужчин, себя, провидение, судьбу, удачу и все, до чего дотянулся раздраженный женский разум. Ни одной повозки! Ни одной телеги! Даже кареты и той не было, а сейчас Лиса готова была сыграть спектакль даже перед самим королем! Но нет, госпожа Удача явно решила повернуться к девице аппетитной задницей и ничто не могла заставить её передумать. По прежнему было омерзительно холодно, по прежнему неподалеку чернел труп остывающего коня, а за ним Алиса могла различить тело лучника. Черт, черт, черт! Холод забирался под одежду и мешал нормально думать. Ничего путного, как транспортировать Робина в город, в хорошенькую головку не приходило и это раздражало ещё больше, и в конце концов девушка сдалась. Кажется сегодня люди решили сидеть дома или объявили этот тракт игнорируемым, но повозка так и не показалась. Алиса чертыхнулась и пошла обратно к охотнику. Решение должно было быть, но вот какое!?
- О, ты уже пришел в себя. Мило.
Алиса поправила повязку и внимательно присмотрелась к Робину. Кажется что-то было не так, как раньше. Какая-то деталь резала глаз.
- Какое то время нам придется ещё друг друга потерпеть. Если конечно ты хочешь остаться живым. Если нет...
Девушка многозначительно замолчала давая охотнику самому принять решение. убивать всегда непросто и вероятно он тоже об этом знает, но так же Робин должен был знать - в некоторых обстоятельствах иного выхода просто может не оказаться.
- Вариантов не так много. Или я оставлю тебя здесь и ты замерзнешь, или мы вместе пойдем в город.
Говорила Алиса спокойно, смотрела серьезно и даже раздражение и злость можно было лишь предположить, заглянув на самое дно глаз. Но что-то никак не давало покоя... Алиса обошла Робина с одной стороны, потом с другой, ещё дальше пнула лук. Что же не так? И только когда Лиса подошла ближе мелькнуло озарение. Она связывала ему руки за спиной! А сейчас... А сейчас у мужчины каким-то чудом руки были связаны спереди. И как теперь к нему подойти!?
- Ловко ты.
Алиса сделала несколько шагов назад и все таки подобрала брошенный лук. Стрелы покоились возле лошадиного трупа. Стреляла девица из рук вон плохо, могла запросто промахнуться, но ведь могла и попасть, причем попасть могла совсем не туда, куда целилась и именно это делало это оружие в её руках смертельно опасным.
- Только не чуди. Я испугаюсь, начну сердиться, а когда я сержусь, я могу поступать совсем не так, как ты можешь себе представить. Давай не будем даже пробовать.
Девушка отошла ещё на пару шагов и не сводя глаз с охотника, забрала в руку стрелу. Идиотизм! Она даже не умеет толком пользоваться этой дурацкой согнутой палкой! Стилет мог бы пригодится больше, но как с его помощью заставить здорового, жутко злого и явно ненавидящего её мужика исполнять приказы? Тут больше бы пригодился кнут, а лучше живая и здоровая кобыла с телегой и напарник!

+1

22

Осознание и понимание ситуации наплывали волнами, одновременно с тем, как уходила вялость и слабость в теле. Робин сидел, осматривая округу, потом не торопясь встал, размял затекшие ноги и руки, попрыгал на месте, словно готовился долго и усердно заниматься физической работой. Подошла девушка и сказала, что им придется друг друга потерпеть. Робин Гуд, не выглядевший сейчас злым, весело ей улыбнулся.

Это было странно и непонятно, но он действительно улыбнулся и улыбнулся действительно весело. Синие глаза смотрели ласково, понимающе, чуть ли не с заботой, и только профессиональное чутье могло подсказать Алисе, что это не искреннее чувство, а временная, зыбкая маска такого же плута и разбойника, как она сама. В данном случае молчаливая, добродушная улыбка бородатого лучника примерно означало следующее: «Молодец, молодец, подруга, свалила меня-старика, уломала, вырубила. А уехала далеко? Ах, да, точно, я же коня твоего убил, ну кто же в поле один на один с лучником, кто ж знал, кто ж знал… Что, никто из проезжих не остановился? Еще бы они тебя подвезли, увидев убитого коня и связанного бабой мужчину. Ну, ничего, ничего, беда пройдет, придет веселье…»

Потом Робин словно забыл про девушку. Стоял себе, согреваясь на месте, разминал конечности, наклонялся то в одну, то в другую сторону, выпрямлялся, сгибался опять. Холод был, на самом деле, не такой уж и лютый, но за час беспробудного сна пальцы ног и рук точно померзли. Мужчина смотрел на горизонт, туда, где в поле терялась бурая лента дороги, щурился и потом смотрел в лес. Тишина. Благодать. Природа.

Говорить с Алисой лучник не находил нужным или считал ниже своего достоинства. В любом случае, он в том же молчании и спокойном настроении сел на окоченевший лошадиный круп, поднес связанные руки к лицу, вгляделся в узлы. Профессионально, ничего не скажешь. Попытался перетереть веревку, попытался расширить путы, чтобы продеть кисть. Ничего не вышло, руки засаднили, кое-где кожа протерлась до крови. Тоже не страшно.

Тогда Робин Гуд, как ни в чем не бывало, огляделся в поисках своего клинка. Не найдя его после первых поисков, мужчина разочарованно цыкнул языком и посмотрел на девицу. Посмотрел уже по-другому, внимательно и пристально, как смотрят на будущих невест или ближайших жертв. Та в это время как раз поднимала лук и доставала стрелу.

Во второй раз за день Робин пожалел, что лук, который он взял с собой, был охотничий, короткий. Чтобы натянуть его, для стрелка не требовалось большого умения или силы в руках. Ах, если бы сейчас рядом был двухярдовый родимый тисовый лук, которым прохвостка смогла бы пользоваться только как оглоблей… Но долго сожалеть о чем-либо было совершенно не в духа Робина Гуда, поэтому разбойник, выждав паузу, встал и медленно направился к девушке.

И сейчас было самое время начать нервничать.

- Говорю один раз. – Произнес он, остановившись от нее в трех-четырех шагах. – Ты разрезаешь веревки, возвращаешь все мои деньги, все вещи, все оружие. Я тебя не трогаю. И так как фантазия у меня куда богаче твоей, я могу придумать тысячи других вариантов, если ты этого не сделаешь.

Мужчина закончил говорить и показательно расправил плечи, не отрывая взгляда от ее не закрытого повязкой глаза. Теперь и нельзя было сказать, что он был среднего роста, пожалуй, повыше многих… Или это только обманчивость ситуации? С окровавленным рукавом, с мокрыми от снега волосами, с покрасневшим от мороза носом, Робин Гуд давал единственный, последний шанс непонятливой девушке перед собой, и безбрежный холод его синих глаз обещал ей в противном случае куда более печальные исходы, чем быстрая смерть от стрелы.

Отредактировано Robin Hood (2013-04-17 15:37:28)

+1

23

В который уже раз Алиса ловила себя на мысли о справедливости вознаграждения. Правда сейчас ей показалось, что ста золотых все таки мало, слишком опасен и умен оказался охотник. Девушка ни на секунду не поверила в веселый, сочувствующий взгляд и улыбку, и даже если сам Робин испытывал истинное веселье, Лисе весело совсем не было и она предпочитала не отвлекаться и внимательно наблюдала за всеми телодвижениями мужчины. Кажется ему не было до неё дела, но девица не была наивной дурочкой. Пусть молчит - меньше разговоров, больше дела. Беседовать с человеком, которого собираешься сдать на растерзание не особенно безопасно, можно проникнуться жалостью, симпатией или не дай боги любовью, что тогда делать? Нет, нет, пусть молчит. Но вот было в молчании лучника что-то зловещее, предупреждающее, заставляющее искриться снег вокруг не от первых лучей солнца, а от снова нарастающего напряжения. И в конце концов мужчина заговорил. Что же, Алиса не обманулась в своих ожиданиях, перед ней стоял безжалостный, хладнокровный убийца и разбойник, которому ничего не стоит отнять у человека самое дорогое, что есть - жизнь.
- Не стоит, не утруждайся.
Алиса снова отступила на пару шагов назад и подняла лук, кладя стрелу на тетиву. Стрелять девушка и правда не умела, но вот обстоятельства заставляли быть умелой даже в таком, совсем не женском, деле.
- Я предупреждала? Предупреждала. Не чуди.
Не было времени ни на разговоры, ни на точное прицеливание, и Лиса выстрелила. Стрела сорвалась сумасшедшей тенью, разорвала расстояние и готова была вонзиться в плечо лучника через долю секунды. Бить по ногам, хоть и казалось безопасней с точки зрения жизни, но могло поломать к чертям тот хрупкий план, который девушка успела выстроить. Хотя... Судя по всему ей не удастся добыть сто золотых и в этом случае пятьдесят лучше чем ничего. И мертвый охотник куда безопаснее живого.

+2

24

«Зря».

Чтобы выстрелить, нужно сначала натянуть тетиву. Чтобы выстрел получился хорошим, нужно сначала натянуть тетиву хотя бы до уровня груди или лица. Естественно, отличные стрелки натягивают тетиву сразу до уха, почти не целясь, стреляя инстинктивно – и у отличных стрелков выходит это хорошо.

Когда девушка стала натягивать тетиву, Робин Гуд сорвался с места. Прыжок в сторону, в другую, приближаясь к этой храброй, но глупой незнакомке зигзагообразно, как двигается змея. Тетива тренькает, стрела срывается, попадая в плечо и на секунду разворачивая Робина в сторону, но у того нет времени ни закричать, ни остановиться: Алиса может увидеть, как стиснуты его губы, как наклонена вперед голова, словно у быка перед последним рывком.

И мужчина совершает рывок: за пару шагов до нее, рыча, как раненный зверь, Робин прыгает, вытягивая вперед связанные руки, старается повалить девушку с ног. Неважно, повернулась ли она бежать, осталась ли на месте; черная ярость вскипает в холодной, беспощадной крови, разгоняется в венах, туманит разум, отстраняя острую боль в пронзенном стрелой плече. Жесткие пальцы намертво вцепляется в женские одежды, он наваливается на нее всем весом, подминая под себя, лишая возможности сопротивляться, и пусть у лучника связаны руки, пусть уже другое плечо кровоточит, злость придает ему силы, с которыми нельзя справиться женщине. Он бы задушил – прямо там, посреди безымянного поля на безымянном тракте, задушил бы только за то, что нельзя кидать в кого не попадя дротики и отказываться от таких выгодных и разумных предложений, как белый мир. А уж о том, чтобы стрелять в Робина Гуда из его собственного лука, и говорить не стоит.

Барахтаться в неглубоком снегу они могли недолго: в конце концов, даже если Робин встретил сопротивление, он безжалостно подавил его очаги несколькими уверенными ударами ног и локтей. Нет нужды упоминать о том, что удары такие были очень болезненными, потому что этого хотел мужчина. Довольно быстро Робин завершил все сильным ударом в височную область головы несчастной, а потом повалился лицом в снег рядом с поверженной жертвой, и долго-долго дышал, тяжело забирая воздух легкими, и тихо стонал, потому что после схватки кровь остывала, спадал боевой раж, и возвращалась усталость и боль.

Саднило костяшки на руках, саднили запястья, о плечах не стоило и вспоминать, потому что стрела все еще торчала из руки, и каждое движение теперь отзывалось втридорога. Робин Гуд, упершись ногами по бокам от незнакомки, устало выпрямился, обращая голову к зимнему небу. Набрав больше воздуха, он раскатисто, протяжно закричал, спугнув стаю воронов с ближайших деревьев. Так лесной разбойник рассказывал им, что сегодня их ужином не станет его собственное мясо. Безвольно мужчина опустил голову к груди, продолжая тяжело дышать, и понял, что нужно собираться.


На приличном расстоянии от придорожного трактира, который стоит на развилке, напоминающей рогатину, можно заметить павшую лошадь в стороне от дороги. Снег вокруг притоптан, заметны следы крови на земле. И где-нибудь рядом точно можно заметить девушку с белой повязкой на одном глазу, со ссадинами на лице, со связанными руками, - за спиной. Она в одном исподнем, без верхней одежды, без платья, но не голая, и очень легко принять ее за жертву нападения бесчувственных и бессердечных разбойников.

Так можно подумать, не зная всей истории, которую могут поведать вам только двое, и те – при исключительных обстоятельствах, которые вряд ли когда-нибудь случатся, потому что рассказывать не захочет никто: один из уязвленной гордости, другая из несмываемой обиды. Или вам повезет, и вы услышите ее, как сказку, во время остановки в дороге или за кружкой в трактире, но тогда берегитесь, потому что никто не будет в ответе за ее правдоподобность.

+1

25

Зря. Алиса слишком поздно поняла свою единственную, но ставшую роковой, ошибку. Девица привыкла к совершенно другим мужчинам, к совершенно другим поступкам и к совершенно другой реакции на свои действия. Нет, она никогда не получала всё легко и непринужденно только хлопнув ресницами, и нет, она не добивалась своего падая в обморок, - некоторые, особенные случаи не в счет, - но никогда в её жизни мужчины не были столь яростно настроены против. Конечно она и сама была бы в ярости, попади в подобную ситуацию и сейчас, в эти ставшие томительно длинными секунды, девушка отчетливо видела уязвленную мужскую гордость, самолюбие и мягкое, распоротое женщиной, подбрюшье. Лиса видела, как стрела вонзилась в плечо Робина, видела, как его развернуло и на одно мгновение подумала, что все таки Судьба осталась к ней благосклонна, а потом мир в очередной раз перевернулся и думать уже не получилось. Удары сыпались один за одним и боль неожиданно заполнила все тело раскаленной смолой. От макушки до кончиков пальцев. Глаза заволокло влажной пеленой, но даже сейчас девушка пыталась сопротивляться. Стилет оказался в ладони словно сам по себе, и возможно ей удалось бы убить охотника, да только он был мужчиной, а она женщиной и силы заведомо были неравны. Оружие выпало из ослабевших пальцев и тускло блеснуло в перемешанном с грязью снегу бесполезной игрушкой, а Алиса улыбнулась. Как бы не было больно, как бы не хотелось кричать, она улыбнулась. Девушка уже не видела Робина, но знала, что он есть и смотрит. Улыбка была столь неуместна, столь чудовищна в этой ситуации, что невозможно было её не заметить или проигнорировать, и если лучник мог бы почувствовать себя отмщенным или победителем секундой ранее, то теперь нет. Побежденный победитель. Алиса так и не сдалась, и даже когда сознание померкло, потянув девушку за собой в бездонный, черный омут, она оставалась собой - женщиной.

Болело кажется все. Голова, тело, руки, ноги... Алиса попыталась открыть глаза. Получилось не с первого раза и даже не со второго. Подождав немного, пока перестанут мелькать черные мошки, девушка наконец справилась с этой задачей. Уже неплохо! Кажется она жива! На первые усилия ушло много сил и на пару минут Алиса позволила себе снова окунуться в спасительное беспамятство. Перед мысленным взором замелькали невероятно яркие картины - яркое солнце, огромный, бескрайний луг, наполненный ароматами цветом и жужжанием пчел, синее небо и маленькая девочка, бегущая сквозь траву словно сквозь волны. Воздух обнимает жаркими объятиями, и так хорошо, как радостно! Девочка смеется, раскидывает руки и хочет обнять весь мир...
Лиса снова открыла глаза. Теперь сделать это оказалось легче и даже мошки перед глазами летали всего пару секунд. Рискнув пошевелиться, девушка прикусила губу. Голова закружилась, к горлу подкатил тошнотворный комок, но кажется руки и ноги оказались целыми. Хорошо. Можно попытаться подняться. Я убью тебя, охотник. Не сейчас, и может не завтра, но я найду и убью тебя.
Это не было клятвой. Только эти слова, сказанные в гробовом молчании безымянного поля, на безымянном тракте, холодно и продуманно, были куда страшнее. Женщины не прощают обид, об этом известно всем, но далеко не каждый знает, на что женщины могут пойти желая отомстить человеку, втоптавшему их в грязь и поднявшему руку.

Через какое-то время Алиса добралась до дома. Мир не без добрых людей, а девушка умела быть благодарной когда этого требовали обстоятельства и дело касалось её жизни. Сколько раз за это время она вспомнила Робина... Наверное даже сама Лиса сбилась со счета. И сколько раз она недобрым словом помянула Базиля. Девушка осталась одна и сейчас особенно остро чувствовала одиночество, но все проходит и время утекает секундами сквозь пальцы, и наступает новый, совсем другой день...

Отредактировано Лиса Алиса (2013-04-21 11:32:47)

+1


Вы здесь » Scary tales » За крепостными стенами » Как сыграть вам в кошки-мышки, если вы - лиса и лучник